Новости

Сергей Переслегин: "На наших глазах зарождается новая цивилизация"

6 ноября 2012 13:02
Сергей Переслегин: "На наших глазах зарождается новая цивилизация"

На проходящем в Казани Международном фестивале любителей фантастики, толкиенистики и ролевых игр «Зиланткон» было много интересных гостей. Среди них - Сергей Переслегин, русский литературный критик и публицист, исследователь и теоретик фантастики и альтернативной истории. Он также известен как социолог, соционики военный историк. Портал «Тема Казань»побеседовал с ним о кризисе и возможных перспективах фантастического жанра.

Как часто вы бываете на подобных фестивалях, и на казанском, в частности?
- Вообще я не частый гость фестивалей, но не потому, что не хотел бы на них находиться, а потому, что, как правило, мне трудно выкроить на них время. Но я бывают во всех случаях, когда могу до них добраться. Конечно, всегда бываю на Конгрессе фантастов «Странник» - это наш собственный фестиваль и я не могу на нем не бывать. Я был и на первом «Зилантконе», приезжал сюда и два года назад. Из всех существующих конвентов, этот я считаю наиболее интересным.

Как вы оцениваете организацию мероприятия?
- Я бы ответил, как человек, который немного знает об организации. На «Зиланте» бывает в среднем от полутора до двух с половиной тысяч человек. Это десятки мероприятий, несколько площадок, несколько мест расселения, много типов людей, каждому из которых нужно что-то свое для выступления. Это логистика невероятной сложности. С моей точки зрения, кроме ролевиков и фэнов, такую логистику в нашей стране не может обеспечить никто. Я говорю на основе реального опыта. Несколько лет назад в Москве проводили конгресс соотечественников. Очень крупное мероприятие, на которое было выделены довольно крупные деньги. Это гораздо большие масштабы по числу людей, но меньшие по количеству площадок, конгресс же, вместо идеи объединения привел к конфликтам и неприятностям. Могу сказать, что кроме ролевиков и фэнов (ну разве еще тех, кто проводит фестивали самодеятельной песни), в России нет хороших организаторов.

На ваш взгляд, откуда в обществе такой интерес к фантастике?
- Я бы сказал, что сегодня уместнее говорить о кризисе в фантастике, а не о повышении интереса к ней. Обратите внимание, что на этом мероприятии достаточно много людей моего поколения, тех, кому сейчас в районе пятидесяти и в этом плане это далеко уже не молодежное движение. А молодежь, которая есть, в большей части, наши дети, которым сегодня от 20 до 30 лет, они воспитывались в этой атмосфере и сейчас также в ней находятся. Но как раз сегодня можно говорить о серьезном кризисе фантастики. Это связано, во-первых, с кризисом индустриальной фазы развития, а во-вторых, с кризисом научно-творческого формата мышления. При этом интуитивное ощущение, что выход из него в область фэнтези и колдовства не является ни решением, ни ответом. Это, скорее кризис. Другой вопрос, что даже в своем состоянии кризиса фантастика, тем не менее, является важнейшим инструментом исследования будущего. А поскольку люди, особенно в кризисные, критические моменты хотели бы знать, как они будут жить и какие есть возможности, это означает, что фантастика никогда не останется без читателя. Ну и, наконец, можно сказать и о еще одной части кризиса, о кризисе, как таковом, кризисе литературы, кризис вообще работы со сложными текстами. Ну и о переходе на медиа-тексты. К этому можно относиться с точки зрения кошмара и ужаса современной цивилизации, а можно подумать о другом. На наших глазах рождается новая цивилизация на уровне законов. И может быть одна из задач фантастики не лить крокодиловы слезы по поводу происходящего, а ответить на вопрос, какие это будут новые законы, какая это будет новая культура? Фантастика – самый экспериментальный жанр. Это направление литературы, где вы можете работать со сложными абстрактными моделями, а не вцепиться в то, что есть здесь и сейчас, и что, может быть, через пять лет нам покажется совершенно неактуальным. Я скажу простую вещь. «Солярис» и «Возвращение со звезд» - актуальны сейчас. Несмотря на то, что «Час Быка» Ефремова или «Отягощенные злом» Стругацких написаны в коммунистической символике, и мир вроде бы от этого уже ушел, но все равно эти произведения актуальны и сейчас. А масса книг, которые, казалось бы, были написаны о реальном мире, опирались на сегодняшний день и призывали нас понимать то, что мы должны понимать, ушли вместе с людьми, которыми они были написаны. Их не читают, и не будут читать. Потому что мира, в условиях которого они были созданы и который отображен на их страницах, уже нет.

Вы читали лекции в Казани. О чем?
- Когда-то, много лет назад я читал лекции в КГУ по соционике, а в году, кажется, 2009 –ом читал лекции по теории последнего кризиса.

А что такое соционика, если популярно?
- Соционика – это простенькая психологическая модель, придуманная в семидесятые годы литовской ученой Аугустинавичюте. Она рассматривает психику человека, как информационную машину. И типологизирует человека по 16-ти базовым типам. Теория не хороша и не плоха. Но у нее есть очень значимый момент. Она четко объясняет на любом понятном человеку языке, что люди не просто разные, они отличаются своей реакцией на информацию. Это сложный инструмент и он требует профессионального применения. Но как инструмент исследования себя, он доступен всем. Понимая свои слабые и сильные стороны, человек в значительной мере может, например, не попадать в ситуации, где его слабые стороны будут максимально задействованы. И наоборот строить свою стратегию на своих сильных сторонах.

Были ли какие-то исторические предпосылки зарождения фантастики?
- Нет. Есть точка зрения, которая лично мне нравится. Платон, когда делал свои диалоги об Атлантиде, именно писал фантастику. То есть имел в виду, что в рамках модели, далекой от действительности, выражает некоторые для него значимые вещи. Но это, в общем и целом – недоказуемо. С фантастикой никак не связан миф, хотя многие выводят ее из мифа, но миф, сказки и фантастика – три принципиально различные направления литературы. Между ними, разумеется, есть и кое-что общее, но на уровне того, что любые две книжки – это все-таки книжки. А если говорить непосредственно о фантастике, то нельзя ее возводить ни к Сирано де Бержераку, ни к мифологии. И нужно четко сказать, что фантастика возникла в самом начале 19 века, когда происходило резкое изменение мифа, и нужно было создать литературу массовую, простую, приключенческую, но довольно доходчиво объясняющую большой массе населения первое: что происходит, второе: что они, собственно делают. Например, если человек делал железный корабль, он был уверен, что тот утонет, и он чувствовал свою работу бессмысленной. Ему нужно было объяснить, почему железный корабль не тонет, во имя чего он живет и работает. Это сделала фантастика 19-го столетия. В России мы немножко опоздали, у нас она появилась, скорее, в двадцатом. А уж затем, когда пошли первая и вторая НТР, фантастика стала брать на себя задачу постановки вопросов, которые наука ставить не могла, а философия не успевала. И тогда она стала ее решать. Вот это и есть генезис фантастики.

Есть ли будущее у фантастики? Каково оно?
- Каково будущее современного человечества? И, главное, есть ли оно? Мы находимся в острокризисной зоне. В ней все меняется, в том числе и литература. У фантастики есть возможность уйти в ремейки. Это очень интересный жанр, когда вы берете древние и великие фантастические книги и переписываете их современным языком, чтобы это можно было читать и сегодня тоже. И это интересное направление, потому что, по сути, идет решение тех же задач - приспособление человека к миру науки и техники, но не к миру науки и техники 19 или начала 20 века, а к тому, что мы видим мир сегодня. Пример. Обручевская «Плутония» с точки зрения сегодняшнего представления динозавров, это просто не то. И даже совсем недавний фильм Спилберга «Парк Юрского периода» тоже устарел. Понятно, что нужно делать новый «Парк Юрского периода», новую «Плутонию». И ее сделали, кстати: Уланов и Серебряков написали «Найденный мир». Там даже одним из героев является Обручев, автор «Плутонии». Но уход в ремейки, это уход из самостоятельности жанра.
Второй вариант. Фантастика может начать изучать реальные проблемы, которые находятся за границей кризиса. Но по-настоящему в этом жанре работают только великие. Лему это удавалось. Это удавалось Стругацким и Ефремову. Из сегодняшних, к сожалению, это только западные писатели-фантасты. Завтрашним миром занимаются Симмонс, Лафферти. В России не занимаются, но будут заниматься. А поскольку этих книг очень немного, то даже выход одной книжки, сделает ситуацию «пятьдесят на пятьдесят». Замечу, что российская фантастика до сих пор вторая в мире. И эта ситуация – комплекс вечно второй – для российской фантастики опасна и очень неприятна. Надо всегда иметь это ввиду. Мы всегда были вторые, правда, с хорошим отрывом от третьих. Так вот, второе направление - это принципиально новое – фантастика за пределами горизонта кризиса, для которой сегодняшние задачи уже неинтересны. Сюда много еще чего можно записать. Это и новые технологии, и новые отношения между людьми, и новое образование. Например, наш российский автор Горькавый, который сейчас живет в США, начал делать серию сказок по астрономии. Это направление также 19 века. В целом можно двигаться и таким образом.
Есть и третий вариант - превращение фантастики просто в литературу с фантастическим элементом. Это тоже нормальный путь движения, но с моей точки зрения, в этом случае фантастика теряет свою специфику. Таких, как Булгаков, Уайльд, Вежинов. Кого сюда еще запишите? Это жанр для гениев. Очень немногие люди могут сделать книгу, которая является общечеловечески значимой и при этом фантастическим романом. Но возникает вопрос: а зачем так сложно? Булгакову понятно зачем. Сейчас же можно писать о чем угодно. Вот это три пути, из которых, на мой взгляд, самым интересным является второй.

фото: http://www.rus-obr.ru

ИА «Тема Казань». При использовании материала гиперссылка обязательна.

Рубрика: Культура
Заметили ошибку в тексте? Выделите ошибку и нажмите CTRL + ENTER

Хотите быть в курсе всех событий Республики Татарстан?
- Добавьте сайт Тема Казань в закладки
- Следите за разделом Новости Казани и Татарстана

^